бравый Йозеф (josef_brave) wrote,
бравый Йозеф
josef_brave

Category:

О воинственности



Исходное греческое наименование Духа Святого - "парАклитос" (παράκλητος) буквально означает - призываемый помощник в ратных испытаниях. И апостол Павел использует образы воинских атрибутов, для передачи смысла духовно-освободительной борьбы: "Станьте, препоясав чресла ваши истиною и надев панцирь праведности, и обув ноги в готовность благовестия мира; во всём держа щит веры, которым сможете угасить все раскаленные стрелы лукавого; и шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть Слово Божие". И Павел уточняет, что нам не следует ополчаться в каком-то биологическом, идеологическом и прочем смысле, ведь: "Наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных" (Еф 6:12-17). Но и это не означает, нам надо "гонять чертей" всеми подручными средствами. Суть же заключается в том, что христианское благовестие невозможно без "вертикальной прямоты" воинского героического духа. Настоящий жертвенный героизм, состоит не в победной триумфальности, а именно в том, что не смотря на любые обстоятельства, человек может держаться своего бесповоротно избранного пути: "Выстоявший (ὑπομείνας) до конца, тот спасен будет" (Мф 10:22). Именно из-за этого необратимого волевого выбора, бесплотные силы и именуются "Небесным воинством" и, по аналогии с их волевым жизненным принципом, провозглашение монашеских обетов называется в Церкви "принятием ангельского образа", который нисколько не возвышает монахов над другими людьми, а лишь обязывает соблюдать данную ими "воинскую присягу".

Истинными плодом настоящего христианского героизма является миротворчество, о чём гласит высшая евангельская заповедь: "Блаженны миротворцы, ибо они нарекутся сынами Бога" (Мф 5:9). Миротворчество - есть неуклонная "готовность благовестия мира", являемого в свободе собственной благой воли: "Слава Богу в вышних; и на землре мир - в человеках благоволениЯ!" (Лк 2:14) Именно такая пунктуация, склонение и порядок слов передают исходный смысл этого ангельского гимна о том, что Божественная Слава (свет истинного бытия) изливается в этот мир через тех, кто как и Христос - "от вышних" (Ин 8:23); и на земле воцаряется мир ("шалОм" - полнота бытийной гармонии) благодаря подвигу этих "вышних человеков благоволения", дарующих миру освобождение от естественных и греховных распрей в исцеляющем жертвенном героизме собственной благой (Богоподобной) воли.

Духовный "путь воина" отличается от предваряющей аскетической деятельности тем, что он совершается в совершенно иной - "вертикальной" направленности волевой динамики, "скачок" на которую с "горизонтального" этапа духовного поиска и называется "рождением от Духа": "Кто не родится свыше (άνωθεν - ввысь), не может увидеть Царствия Божия" (Ин 3:3). Суть этого качественного духовного "перехода" заложена в самом графическом символизме креста, как самого древнейшего религиозного знака, известного человечеству ещё с архаичной эпохи петроглифов. Горизонтальная линия креста указывает на необходимость духовного различения между высшим и низшим, а вертикальная линия указывает на направленность волевого устремления человека к одной из этих сфер. Именно поэтому крест является религиозным символом христиан, а не потому, что орудие казни Христа имело крестообразную форму. Само же почитание "Креста Христова" является прославлением Его героического волевого выбора, к которому присоединяются Его последователи, а вовсе не поклонением каким-то особым деревяшкам.

Без прорыва к надмирной волевой свободе, все религиозные усилия замыкаются на бесконечной борьбе с недостатками своего природного (психо-физического) естества: "Сражайтесь (ἀγωνίζεσθε), чтобы войти сквозь узкие врата (θύρας - дверь, калитка), ибо, говорю вам, многие будут искать войти, и не смогут" (Лк 13:24). Не смогут, потому что не найдут, ибо все их поиски растекаются по бесконечной "горизонтальной" обусловленности, совершенно отделённой от "вертикали" духовного самоопределения, в котором только и совершается качественное перерождение от свойств зависимого (принимающего) бытия, к бытию свободному (дарующему). Весь тварный мир устроен таким образом, что всякое проявление жизни в нём является процессом захвата доступной энергии, необходимой для сохранения формы жизни и её развития. Поэтому естественная жизнь является следствием потребления жизненных сил и оказывается в полной зависимости от необходимости их потреблять. Но истинная жизнь, волевым залогом которой обладает каждый человек, не привязана к энергоносителям, что символическим образом отражено в Писании возникновением растительной жизни раньше появления небесных светил (Быт 1:9-19). Истинная жизнь "жительствует", не зависимо ни от каких условий и путь к ней прокладывается такой же волевой безусловностью, которая перпендикулярна абсолютно всему естественному и именуется "смелостью" - это те самые "тесные врата" которые надо искать не во внешнем мире, а в самом себе.

Переход от естественных принципов бытия к надъестественным, представляет собой сокрушение в себе привычных жизненных основ самосохранения, влекущее тяжкие жизненные осложнения и риск утраты естественной жизни, что неизменно вызывает протест всего естества, выражающийся в страхе, который и необходимо в себе победить. Собственный страх является главным врагом человека - он сам ("ветхий человек"), намертво вцепившийся в принципы естественного выживания, так что уговаривать его совершенно бесполезно и задача эта решается только в смертельной схватке с самим собой: "Кто станет сберегать душу свою, тот погубит её; а кто погубит её, тот оживит её" (Лк 17:33). Именно поэтому сквозь всё Евангелие проходит ободряющий призыв Христа: "Не бойтесь!" Именно в этом деятельном волепроявлении, при котором человек возносит над собственным естеством воспринятую от Бога вышнюю Правду, и совершается "рождение свыше", раскрывающее саму суть, уже не природной, а ипостасной жизненности человека.

Продвижение к победе в самом себе над природной обусловленностью, называется на символическом языке Писания - "сокрушением сердца". Это понятие происходит от древнего обычая разбивать глиняные сосуды, использовавшиеся для священных ритуалов, чтобы предотвратить возможность их профанного употребления. Поэтому настоящее духовное сокрушение сердца, это не просто укорение себя за соделанные ошибки и злодеяния, а героический выход за все линии естественных жизненных укреплений, без каких-либо расчётов на возвращение обратно. Именно такую духовную смелость и ожидает от нас Бог: "Я искал у них человека, совершающего ограждение, стоящего в проломе стены за землю против опустошения, но не нашёл" (Иез 22:30). "Встать в проломе стены" означало в древности - пожертвовать своей жизнью при осаде города, мужественно выйдя сражаться за его стены, чтобы дать своим соратникам возможность заложить за собой пролом, но этим лишив себя всякой возможности выжить.

"Царствие Небес силой прорывается (βιάζεται) и прилагающие силу схватывают (αρπάζουσιν) его" (Мф 11:12). Схватывают, как прыгающий человек схватывают руку призванного им помощника (παράκλητος), находящегося на другой стороне разделяющей их бездонной преграды. Бог подаёт Свою спасительную руку и ловит тех, кто свёл всю земную данность в одну минимальную точку, чтобы оттолкнувшись от неё, буквально, "прыгнуть" к Нему сквозь "узкие врата" своей надприродной смелости. Именно в этом смысле Христос предлагает всем своим последователям стать "ловцами человеков", чтобы совместно с Богом помогать людям совершать этот качественный переход, духовно "подхватывая" их. Этот же смысл выражает и загнутый конец архирейских жезлов, сохранившийся в традиции Западной Церкви, - это древний образ багра, которым подхватывали спасаемых из воды людей. А расхожий образ церковных "ловцов человеков", закидывающих идеологические сети, ради корпоративного улова, является оборотнической сатанинской подменой этого вышнего священного служения.

О необходимости смелого и однозначного волевого самоопределения говорит Христос всем желающим следовать за ним: "Никто, возложивший руку свою на плуг и смотрящий назад, не пригоден (εὔθετός) для Царствия Бога" (Лк 9:62). И речь тут идёт не об обычной пахоте, при которой пахарь регулярно петляет по обрабатываемому полю, а о проведении разграничительной борозды, разделяющей землю на на свою и чужую. На своей земле ты полновластный хозяин, а на чужой ты никто, -в Царствии Бога нет холопов и невозможно двойное гражданство. Для совершения прыжка доверия Богу, необходима настоящая воинская смелость, которую невозможно найти во всём бренном мире, а можно лишь сотворить её в неприкосновенной тайне своей личной свободы, тем самым совершая свой истинный "шаг" в уподоблении Богу-Творцу, буквально, "рождая себя нового" в Духе Его.
Tags: Евангельское мировоззрение
Subscribe

  • Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment